Сначала я всегда смотрю в потолок, не в силах закрыть глаза, ибо стоит закрыть их, как меня начнут атаковать десятки образов и мыслеформ. Уже давно я не пытаюсь с ними бороться, и, как бы напыщенно это ни звучало, просто стараюсь принять всё как есть, наблюдая за их движением в условном пространстве меня. Иногда они принимают неожиданные конфигурации и мне нравится вовлечься в какой-нибудь образ, разбирая его на кварки с разрушающим любопытством ребёнка.

Я закрываю глаза и ко мне сразу приходит образ, хотя уместнее было бы назвать это ощущением, что я похожа на пористую морскую губку, выловленную из глубин какого-то древнего океана, когда земная кора ещё не раскололась на материки, а Солнце было богом.
Я знаю, хотя, возможно, я просто хочу в это верить, что где-то внутри меня вибрирует и танцует всепрощающий неописуемый свет. Скорее всего, однажды я где-то об этом прочла и приняла как самую главную и прекрасную аксиому в своей жизни, придающую этой самой жизни хоть какой-то смысл. Да-да, стоит мне отпустить мысли и они обязательно раздуются в пафосную песнь человеческой божественности. Но кто я такая, чтобы с этим спорить или бороться?

Мой танцующий неописуемый свет… Он не пытается вырваться наружу, он просто есть, скрытый слоями эластичных нитей, кальциевых игл и плоских ячеек, образующих разнообразные причудливые каналы внутри губки.

Все эти хитрые нагромождения – опыт, слой за слоем рисующий уникальный узор так называемой личности. Вот здесь, в самом центре, плотное, как осмий, неразрушимое, как Ородруин, чувство «я», а на нем распускается целый мир любви и ненависти, отчаяния и веры. Здесь все мои обиды неласкового детства, ярость отчаянной юности, запёкшаяся кровь беспросветной молодости, осколки разрушенных отношений, сотни прочитанных бесполезных книг и просмотренных фильмов. Страх открытости, чувств, близости, одиночества, смерти, будущего, неизвестности, а рядом со всем этим нестерпимое желание освобождения и давящая усталость от бесконечной необходимости с этим жить. Многослойные наросты скрывают свет, становясь с годами жесткими и шероховатыми скелетами опыта, о котором я никого никогда не просила.

Иногда я думаю, где, в какой точке этой нескончаемой анфилады жизней я сейчас нахожусь? В начале? В середине? Или все таки ближе к концу? В конце концов, откуда мне, глубоководной губке, это знать? Я – эталонный неделатель, просто пропускающий сквозь свои каналы струящиеся потоки оживляющей морской воды. Мелкая рыбёшка и микро-водоросли приходят с этими потоками сами, ведь губка не может двигаться, но всегда получает то, что ей нужно, да и что не нужно тоже, пока, например, её не выловит чья-то грубая рука судьбы, чтобы сделать незаменимым аксессуаром по уходу за кожей незнакомой ей женщины.

А иногда случается чудо. Что-то в этой хитрой системе пор надламывается, и осколки треснувшего элемента, окружённые мелкими пузырьками воздуха, медленно поднимаются, рассеиваясь в бесконечной толще океанской пустоты, и я чувствую абсолютно пьянящее чувство облегчения, избавления от чего-то отжившего и стягивающего. Что это было? Я не знаю, но ощущаю удивительную свободу от своих и чужих ожиданий, от навязчивого желания доказывать миру свою ценность и неблагодарных поисков смысла. В системе внутренних лабиринтов образуется сквозное пространство, сквозь которое я замечаю едва уловимый проблеск моего нестерпимо желанного танцующего тёплого света. Нахожу и снова теряю его.
И так без конца.

#Таняпишет #лирикабудней