Прекрасная Мария Коробова перевела очень важную и нужную статью Эдди Штерна. Много мудрости от такого мастера не бывает!

В прошедшем месяце я дал короткое интервью для Amrita Magazine в Лондоне. Мне задали вопрос, который, как я почувствовал, был очень важным, поскольку он имеет отношение ко множеству проблем, по поводу которых во всех группах в мире – являются ли они политическими, религиозными, духовными или родовыми – происходят столкновения, и это вопрос о чистоте.
Он звучал так: «Обучаете ли вы «чистой» Аштанга йоге, и что вы думаете обо всех вариациях и ответвлениях, основанных на первоначальной системе?» Мой ответ, приведенный ниже, не был исчерпывающим. Я ответил только на первую часть вопроса, но не на вторую, поскольку я не знаком с ответвлениями и тем, чем они занимаются. Однако, я знаком с теми расколами, что произошли в нашем собственном сообществе, и это то, о чем я рассказал в своем ответе на вопрос.

“Давайте начнем с идеи о «чистой» Аштанга йоге. Я, безусловно, понимаю суть вашего вопроса, и откуда он происходит, но мне нравится осторожность в вопросах «чистоты» чего-либо, когда речь заходит о духовности, религиозных практиках, или чем-либо, имеющем отношение к религии. С мысли о том, что мы придерживаемся самой чистой версии чего-либо, наш ум начинает принимать фундаменталистский, экстремистский и самонадеянный настрой, обычно незаметно для нас самих, и это затем выражается в наименее соответствующем йоге типе поведения.

Я делаю все возможное, чтобы обучать тому, что я узнал от Шри К. Паттабхи Джойса, по меньшей мере, тому, что я запомнил из этого. То, что я запомнил, – это ключевой момент, потому что наши воспоминания подвержены изменениям во времени. К тому же, он учил каждого немного по-разному. Существуют некоторые основы, которые поддерживались в течение многих лет, и которых я придерживаюсь: основной порядок последовательностей, техника дыхания, движения и направления взгляда. Но скорость, с которой он обучал позам, варьировалась, и существовали небольшие изменения в способе обучения разных людей позам.

На протяжении многих лет в последовательности вносились небольшие изменения, менялись сами позы, счет в виньясах, но сама суть оставалась одинаковой в течение последних 90 лет, с тех пор как Паттабхи Джойс начал учиться у Кришнамачарьи в Южной Индии. Внук Паттабхи Джойса, Шарат Джойс, являющийся на сегодняшний день главой Аштанга Йога парампары, также внес некоторые дополнения, по сути, тоже изменения. Представьте, что эта практика как река, чье направление течения не изменялось в течение многих лет, но по берегам реки происходят незначительные перемены.

Нам нужно обладать достаточной гибкостью тела и ума, чтобы принимать изменения, когда они приходят; если они работают, то нет причин не принимать их. Если нет, то придерживайтесь того, что работает. Но не критикуйте изменения как “шаг назад” по сравнению с тем, чему вас учили ранее, поскольку они, возможно, очень хорошо работают для многих других людей. «Old is gold» говорим мы, когда стареем! Я думаю, что если Паттабхи Джойс или Шарат привносят что-то новое в последовательность, возможно, для этого есть веская причина. В конечном счете, у них был/есть большой опыт.

Итак, какую Аштанга йогу считать «чистой»? Версию, которой Паттабхи Джойс обучал в 1937 в Колледже Санскрита? Как он учил в 1948 году, когда открыл свой первый институт? Версию, которую первые американские студенты изучали в 1972? То, чему учился я в 1991, когда впервые приехал к нему? Или то, чему сегодня учит Шарат? Я думаю, что все они чистые, если ваш ум чист.”

Нам нужно помнить о том, что последовательности, хоть они и эффективны, не являются чем-то особенным и самостоятельным. Важное значение имеет опыт, который передается через механизм практики. Практика это только механизм, транспортное средство. Нам нужно помнить о том, кто управляет им. Если водитель хороший, то, как знать, возможно, все доберутся до места в сохранности. Но если водитель безответственный, то он может причинить вред ни в чем не повинным прохожим. Если кто-то считает себя чистым, но причиняет вред людям, или направляет их по ложному пути, то все это следование правилам становится бесполезным. Кто-то другой, с меньшим опытом, не такой приверженный правилам, но более почитающий доброту, внимательность и сострадание, может преуспеть значительно больше в передаче послания йоги.

В Вайшнавской традиции говорится о трех качествах, которые должен проявлять практикующий:
1. Уважение к своим старшим.
2. Доброжелательность к коллегам.
3. Самообладание в отношении тех, кто ведет себя недостойно.

Когда у нас есть эти качества, то желание чистоты, превосходства над кем-то, кого мы считаем менее «чистым», и все сопутствующие этому проблемы отпадают. Сложно не судить людей за их действия. Однако, иногда действия могут ввести в заблуждение. Лучше смотреть на результаты их действий, и пытаться понять, требуется ли наше мнение. Если результат хороший, мы должны быть счастливы, даже если мы не полностью согласны с действием, инструкцией, какими-то изменениями в последовательности или их отсутствием, если это помогает другому человеку. Или животному. Или планете.

Когда Гуруджи сказал, что я могу начать преподавать йогу, он дал мне два наставления. Первое – не рекламировать. И второе: «Учи так, как я учил тебя, ничего не меняй.» Как он меня учил? Обучая меня, а не кого-то другого. Поэтому я стараюсь учить каждого, обращаясь к нему лично, а не к кому-то другому. Когда это происходит, не существует ни чистого, ни нечистого, только человек и йога, и то, что происходит при их взаимодействии. Иногда это работает, иногда – нет, но, несмотря на это, я стараюсь.

Happy Halloween. Om.

Eddie Stern
Перевод: Мария Коробова
источник: http://ayny.org/category/yoga/