Мэри Тейлор, 8 декабря 2017
Пусть Ганеша поможет нам понять, что происходит в настоящий момент, чтобы все существа могли стать свободными в ясном свете сострадания.

В свете недавнего освежающего, а иногда штормового климата дискуссий и разоблачений на тему сексуального насилия и домогательств, который охватил мир развлечений, политики, а теперь и йоги, я выдыхаю с огромным облегчением. Как женщина, у которой был собственный мучительный опыт мужского злоупотребления силой, сексуального домогательства, изнасилования и предательства на протяжении многих лет, я чувствую облегчение от того, что эти вопросы перестают быть табу для обсуждения.

Но я также наполнена грустью; грустью оттого, что мы как вид относились друг к другу с такой бессердечностью тысячи лет. Мне также грустно оттого, что я не всегда знала, как высказаться, как встать на свою защиту и как защитить других. И я сожалею при осознании того, что даже когда мы начинаем говорить об этих несправедливостях, мы поддаемся
искушению сделать сенсацию, поспешить с выводами и обвинениями, демонстративно объединяясь в одних важных вопросах и в то же время вбивая клинья разногласий в других.

Недавно на первый план вышло то, что в йога сообществе по всему миру имело место множество случаев, когда известные и/или влиятельные учителя совершали неправомерные действия сексуального характера в отношении учеников. Эти действия разнились от непристойных замечаний, прикосновений и неприемлемых правок до изнасилования. Мне также известно, что было множество случаев в рамках различных йогических традиций на протяжении многих десятилетий и веков, в которых главный учитель или гуру совершал неправомерные действия сексуального характера в отношении студентов. Некоторые учителя поощряли или принуждали к сексу своих последователей, в то время как другие вводили в заблуждение, неправильно обращались или совершали эмоциональное или физическое насилие в отношении учеников. Это происходило как в США, так и в других странах по всему миру, включая Индию.

Есть что-то особенно грязное в сексуальных домогательствах в контексте йоги. Йога – это путь глубокого понимания корней порядочности и желания, возвышенной, и темной сторон человеческой природы. Это глубоко личный и, для многих, тесно связанный с духовностью аспект йоги. Ученики часто обращаются к йоге в уязвимом состоянии, в поиске баланса, спокойствия и ясности ума. Учитель – проводник на узкой тропе доверия, истины и сострадания. Абсолютно необходимо, чтобы преподаватели йоги, как и любые духовные наставники, были безукоризненны в своих отношениях с учениками. Когда, из-за раздутого эго, объективации учеников, гнева или жажды власти, или по любой иной причине, преподаватель йоги сексуально домогается ученика, это не только лицемерно, но и невероятно разрушительно для ученика и традиции. Такое поведение может сбить искренних и невинных учеников (и других) с пути на годы, если не на всю жизнь. Это трагедия. И все же сексуальные домогательства в мире йоги распространены.

На самом деле, широко известно, что у моего собственного учителя, Шри К. Паттабхи Джойса (которого я горячо люблю), были определенные «правки», которые он применял к ученицам, и которые были сексуально агрессивными и неприемлемыми. Одна в частности, которую некоторые воспринимали как попытку научить мула бандхе, была особенно плоха. Я могу сказать безоговорочно, что он никогда не применял ко мне эту правку, но я знаю, что он применял ее к другим женщинам. Я также скажу, что он правил меня (и других учеников, мужчин и женщин) в Убхайя Падангуштасане, поднимая грудную клетку ученика таким образом, что его руки были на груди у учениц.

Эти правки были сексуально неприемлемыми, и я бы предпочла чтобы он никогда не делал. На каком-то уровне, мне бы хотелось, чтобы я публично о них заговорила раньше, но они сбивали с  толку и настолько не соответствовали всем другим чертам Паттабхи Джойса, о которых я знала, что я не видела способа заговорить о них не дискредитируя всю систему. Я могу сказать, что, насколько мне известно, он начал применять эти правки, когда иностранные ученицы начали приходить на практику с ним в очень откровенной одежде в западном стиле. Для провинциального ортодоксального Брамина из маленькой деревни, кто знает, как выглядели эти женщины? Наверняка они не казались целомудренными или
благовоспитанными. Примерно в то же время западные ученицы перестали преклоняться перед его стопами в благодарность за урок и вместо этого начали обнимать и целовать его в знак благодарности. Я уверена, что с точки зрения его культуры и то, и другое было для него неоднозначными сигналами.

Я не утверждаю, что откровенно одетые или чрезмерно экспрессивные женщины были виноваты в сексуально неподобающих правках. Он был учителем; даже если он неправильно понял их посыл из-за культурных различий, он должен был видеть сквозь собственный ум и сквозь них. Его поведение было неправильным и причинило вред многим женщинам, из-за чего я, как один из его учеников, чувствую глубокое сожаление (как и Ричард).

Несколько раз старшие ученики и члены семьи просили его остановиться. И он соглашался. Но к тому времени ученики были запрограммированы на то, чтобы приходить в откровенной одежде и обнимать его в конце класса. Проходило время и цикл начинался заново. Пока однажды старшие ученики и семья не потребовали прекращения в категоричной форме, что
он и сделал. Насколько мне известно, он никогда больше не делал этих ужасных правок.

Это была дезориентирующая часть моих отношений с учителем и с йога сообществом в целом. Почему он это делал? Почему я не заявила о неуместности таких правок? Почему молчали другие преподаватели? Почему я не сделала своей миссией разоблачить эти действия для демонстрации неисправимого порока в системе Аштанги?

Во-первых и в главных, я не считаю, что это извращенное поведение является неисправимым пороком в системе Аштанги. Это система практики, которая работает для меня. Она расширилась и углубилась во все ветви йоги для меня многих других студентов на протяжении многих лет. Поэтому я не рассматриваю его поведение как порок системы, но как порок отдельного человека. Я все еще не понимаю, почему он это делал, и я глубоко сожалею, что он это делал, но его поведение не является отражением системы, его семьи, его старших преподавателей или учеников Аштанги. Это все еще удивительная система обучения и трансформации. Я также могу сказать, что, по моему опыту, возможно из-за всей
этой ситуации большинство преподавателей Аштанги – начиная с самых влиятельных и через все поколения – особенно внимательны к тому, чтобы их правки не имели и намека на сексуальный подтекст.

Я думаю, что причиной того, что я до настоящего момента разговаривала только лично со студентами, которые спрашивали об этом, является моя глубокая любовь к практике (и, следовательно, к учителю, которые привел меня в нее). Эта практика спасла мою жизнь. У Паттабхи Джойса был прямодушный и милый стиль преподавания (и у него были свои недостатки). Он помог мне преобразить мою жизнь в весьма позитивных направлениях. Его настойчивость в том, чтобы я не поддавалась наклонностям моего собственного ума, который всегда хочет рационализировать уход от истины и ответственности, его внимательное отношение и вера в способность тела знать изнутри, его искренняя доброта и
юмор за всем этим были великим уроком для меня.

Источник: www.richardfreemanyoga.com
Перевод: Александра Лысова

Дальше читайте перевод ответа Карен на эти слова Мэри Тэйлор

P.S.: Вся эта непростая история дошла до нас через Интернет, и это неизбежно добавит искажений “сломанному телефону”. Для чуть большей полноты картины я решил добавить от себя несколько слов, так как лично достаточно давно и хорошо знаком с Ричардом Фриманом и Мэри Тэйлор. А они в свою очередь немало пересекались с Карен Рейн в Майсоре и в Штатах.

За все десять лет знакомства с ними я ни разу не ощутил от них какого-то сокрытия, недомолвок или намеков на проблемы с их учителем. Наоборот, та энергия почтения и любви, которую они транслировали была неподдельной и вдохновляющей. Ричард и Мэри – одни из самых старых учеников Паттабхи Джойса, и им уже за 60 лет. Они совсем не похожи на сбитых с толку сектантов, прячущихся в иллюзиях о гуру.

Приведу один из самых ярких примеров их уважения к работе всей жизни Паттабхи Джойса. Всего 4 года назад на празднование его столетия, Ричард и Мэри запустили проект “Гуруджи среди нас”, в котором пригласили участвовать аштанга-шалы со всего мира. В итоге из почти сотни коротких видео они смонтировали итоговое 5-минутное видео, где на пару секунд мелькаю и я.