Практика 6 дней в неделю? Только не на интенсиве Дмитрия Барышникова в Санкт-Петербурге… В местной Аштанга-йога шале хорошо, легко и, как оказалось, возможно практиковать все 7 дней подряд, внедряя каждый раз усвоенные (или просто показалось, что усвоенные?) накануне на воркшопах знания. Меня такой режим не вымотал, несмотря на первые два дня душегубки ☠️ на майсорах, наоборот, даже набралась сил и вдохновения, информации для размышлений и инсайтов, ключей, чтобы всем этим делиться со своими учениками.

Это мой третий семинар с Димой за последние 2 года, и я ещё не раз готова слушать 👂 про живот Ганеши, крылья почек, копчик, банкира-подмышки Ленина, мышцу души и другие странные штуки, а самое главное – думать, что делать с этим набором 🙂 За это время мне удалось внедрить в практику далеко не все, чему учит Дима, но именно благодаря нему каждый день, вставая на коврик, у меня формировалось понимание, что же стоит за этими замысловатыми формами тела, что важно, куда надо направлять внимание, где же скрыта суть йоги. И то, что у меня нет сбоев в режиме, последствия трансформирующий боли давно позади, практика приносит радость, наблюдается именно её качественный рост, как мне кажется, указывает, что на пути пока все ОК.

Итак, мысли о недельном интенсиве Дмитрия Барышникова в Санкт-Петербурге…

Прикладная йога для жизни

Дима во всем предлагает “ориентироваться на жизнь”, т.е. если в быту и при выполнении повседневных обязанностей мы что-то не делаем, это кажется странным и неестественным, скорее всего, оно будет неправильным и на коврике. И этот призыв к естественности действительно работает! Если более осознанно отнестись к положению разных частей тела, как они более эффективно используются при тех или иных движениях, то становится понятно, что и в асанах не надо изобретать какую-то фигню. Самый простой и часто используемый на семинаре пример – немного согнутые локти при вращении плеча внутрь (в собаке мордой вверх, дханурасане, уштрасане, паршвоттанасане).

Об анатомии Дима тоже говорит как о прикладной науке: только важные в практике мышцы и функциональные линии. Но это не сухая информация. У Димы вся анатомия крутится вокруг живота Ганеши. Вот уже и таз приобретает слоноподобный лик, а от крыльев почек вырастают дополнительные руки. Почки, кстати, обзавелись собственными лёгкими. Но особую любовь, помимо самой большой – почковой, Дима питает к поясничной и передне-зубчатой мышцам. Последнюю, правда, не использует по прямому назначению, как боксёр, чтобы вбить информацию в наши головы, но от первый виньясы Сурья Намаскара до объяснения дришти на ней был особый акцент. Поясничную мышцу мы пытались отыскать к разных учебных положениях и асанах. Приблизиться к ней в буквальном смысле помогли “поясничные ноздри” (я бы их назвала кнопками уддияна бандхи; находятся около передних подвздошных гребней тазовых костей). Эту мышцу души, которая таит в себе многие наши скрытые эмоции, Дима советовал никому не давать массажировать. Дабы никто не лез в душу 🙂

Но метафоры и образы на животе Ганеши – владыки мулабандхи – не закончились. На этом семинаре были определены самые вкусные его части.

Немного рукоделия и кулинарии

Дима – аштанга-гурмэ, именно тонкий ценитель нашей йога-кухни, а не “гурман”, означающее оскорбительное “обжора”, поэтому “готовит” только из лучших ингредиентов. Так что на ужин (воркшопы начинались в 19:00) у нас всегда была вкуснейшая вырезка Ганеши (его поясничная мышца) и нектар вместо воздуха, который надо было потягивать тонкой трубочкой по центральной оси тела к нёбу.

А также появились “уроки рукоделия”. По сути, вся наша практика – вышивка нитями дыхания на канве из мышц тазового дна, закреплённых на пяльцах четырёх точек (две седалищные кости, копчик и лобковая кость), её индивидуального узора. Каким он будет, во многом зависит от того, как прочно будет закреплена и натянута эта канва, какой длины и качества будет выбрана нить дыхания.

Практикуем дыхание

Именно дыхание является сердцем практики аштанга йоги. Оно же было и главной темой питерского интенсива Димы, как, впрочем, и всех остальных его семинаров. Основная идея, которую очень важно усвоить, причём с самого начала знакомства с практикой – мы практикуем дыхание, а не асаны. Действительно, все, что мы делали в простых позах, останется неизменным и пригодится в более сложных формах, которые предстоит осваивать, продвигаясь по сериям.

Дыхание – та нить, которая не только связывает асаны, физическое и духовное, внешний и внутренний мир, это основа для развития концентрации и медитации в движении. На одном майсоре я так увлеклась процессом практики дыхания, что мне удалось как никогда глубоко погрузиться в себя. После практики мне что-то там говорили о хорошей дви паде (ой, ещё работать и работать над ней) и каких-то других асанах, но они не остались в памяти, было ощущение внутреннего опыта, который не поддаётся описанию словами. В другой раз, правда, из-за этой увлеченности процессом дыхания я совсем забыла о целом блоке асан с ногой за головой 🙂

Дышать могут все, поэтому семинары Димы вполне доступны даже новичкам в йоге, но способным думать. Здесь вы не увидите продвинутых асан, зато дыхание-пранаяма от положения сидя, Сурья намаскаров, простых асан стоя до балансов на руках и прогибов (just for fun 🙂 ) будет присутствовать всегда.

Весь вышеперечисленный набор (крылья и лёгкие почек, подмышки Ленина, расслабленное нёбо, копчик, лобковая кость и т.п.) как раз пригодился при работе с дыханием для понимания потоков праны и апаны. С праническим воодушевлением, дополненным снобским взглядом (так Дима объясняет дришти), на вдохе мы вытягивали позвоночник, поднимали вверх подмышки Ленина, расширяли грудную клетку и так наблюдали действие уддияна бандхи. В асанах стоя ещё использовалось натягивание “кожаных штанов”, т.е. подтягивание коленей вверх. А потом на выдохе, не теряя пранического воодушевления, лобковую кость уводили назад, направляя к ней копчик, пытались укорениться в позе, добиться её стабильности. Так проявляет себя апана, так можно отыскать мула бандху.

Делаем только одну асану

Мы практикуем не только дыхание, но ещё и одну асану – мулабандхасану! Но здесь все сложнее. Мула бандха как косточка авокадо: только ухватишь, но она ускользает 🙂 Поэтому путь к ней лежит только через многолетнюю практику.

Для перевода термина “бандха” Дима использует слово “соединение”, а не “замок”. Ведь дыхание являются функцией бандх, с их помощью удаётся соединить прану и апану (в самане, пупочном центре), сохраняя на выдохе лучшие качества вдоха и наоборот. Мне понравилось сравнение этого процесса с символом инь-янь: в белой его части всегда есть чёрная точка.

Когда после выдоха мула бандха оказалась в кармане, мы узнали, что же такое “центр управления позой” (ЦУП).

Чем же думать 🤔 … в рамках традиции

После каждого семинара Димы у меня остаётся много пищи для размышлений, а это говорит о том, что традиция оставляет нам возможность думать и выбирать, что же делать в личной практике. Правда, речь в этом случае идёт о внутренней работе, о малозаметных элементах в асанах, а чаще – о разрушении стереотипов. Достаточно перевести любую позу в другую плоскость, как сразу на поверхность всплывают все недоработки или приходят долгожданные инсайты. Особенно интересен такой подход к простым асанам стоя, ведь в отличие от прогибов, которые выполняются в разных положениях, в практике мало возможностей посмотреть на них под другим углом.

“Попробуйте поставить пятки не на одной линии”, – Дима умеет заставить задуматься 🙂 Но и тут главное – не впадать в крайности, ведь ум так устроен, что может убедить нас в чем угодно. “Доказывающий докажет…” Надо стать умнее ума, доверять своему телу, раз за разом пробовать и исследовать все эти нано-технологии йоги, тогда, быть может, через N лет удастся понять, как это “думать животом”, нутром прочувствовать каждую позу, получить висцеральный опыт практики.

Не знаю, куда бы меня привела самостоятельная практика аштанга йоги, но если бы не встреча с Димой в 2014 году, не уверена, что до сих пор бы следовала методу. Он сформировал у меня целостное понимание практики. Эта целостность проявляется не только в асанах при работе с телом, когда одна его часть не действует отдельно от других, она распространилась на всю жизнь.

Ненавязчивый юмор, отсутствие догм в преподавании, личный пример многолетней практики и преданности методу, колоссальная работа по популяризации аштанга йоги в России и мире – все это Дима! Анна Гурьева (Anna Guryeva) , как думаешь, не замахнуться ли на такой слоган к следующему интенсиву: “Дмитрий Барышников – лучший преподаватель аштанга йоги в России”?

7 дней в дружной семье питерских аштангистов и компании практикующих из других городов страны и мира оказались действительно насыщенными общением, знакомствами, обменом опытом, новыми открытиями и знаниями, весельем и смехом. Расставаться было, как всегда, сложно, но даже не сомневаюсь, что со всеми ещё не раз встретимся.

Спасибо Ане Гурьевой и Аштанга йога шала в Санкт-Петербурге за тёплый приём и безупречную организацию мероприятия, Наташе – за уютное жилище, всем практикующим – за вдохновение!

Photo credit Мартин Борман & @karin_vaganova